stailker: (Default)
[personal profile] stailker
 
Украинская армия пока что - модернизированная советская, как и российская. Мы должны двигаться до уровня НАТО, говорит в интервью командир 114-ой бригады тактической авиации, полковник Юрий Погорелый. В Вооруженных силах Украины служит с 1993-го. Последние три года - в Ивано-Франковске.


Крайний справа - командир 114-ой бригады тактической авиации, полковник Юрий Погорелый.

Думали ли вы когда-то, что придется воевать с российской армией?
— Во сне такого не мерещилось. В 2014-м для нас это стало потрясением. У многих военнослужащих родственники в России, одноклассники, одногруппники. С началом агрессии они перестали общаться с нами. Были даже угрозы.
Рассматривали ли в украинских Вооруженных силах Россию хотя бы как возможного противника?
— Нет. На всех учениях и занятиях условный противник был с юго-запада. Считалось, что конфликт с Румынией более вероятен.
Как война началась для вашей бригады?
— С сигнала "боевая тревога". Личный состав собрал вещи, оружие, сел на машины и перелетел на оперативный аэродром. Это было в марте 2014-го. Уже был аннексирован Крым и на Донбассе начали захватывать админздания. Оперативной информации было очень мало. Были немного озадачены, но это быстро прошло. Все были настроены исполнить приказ и защитить Украину.
Понимали, что имеете дело с армией РФ?
— Это стало ясно в июле. Боевики несли значительные потери через деятельность украинской авиации, поэтому из России подтянули системы противовоздушной обороны - сначала ПЗРК (переносной зенитно-ракетный комплексы), потом целые системы - "Панцирь", "Тор", "Бук". В том числе тот, который сбил малазийский боинг. Украинская авиация начала терять вертолеты и самолеты - истребители и штурмовики. 
Заходили огромные колонны из РФ - целые части. Когда мы их уничтожали, понимали - это не шахтеры
Массово действовала и реактивная артиллерия, танки. Заходили огромные колонны из РФ - целые части. Когда мы их уничтожали, понимали - это не шахтеры.
Полномасштабная агрессия пришла после 24 августа, когда до завершения антитеррористической операции оставались считанные дни. Заблокированы были боевики и непонятные элементы на востоке. И вдруг зашли целые дивизии с территории РФ. А до этого на Донбассе было полное господство украинской авиации (заключенные после Иловайского котла Минские соглашения запрещают применение авиации в конфликте на Донбассе).
Научить человека за один-два дня, даже за два месяца, использовать систему ПВО невозможно. Было понятно, что там действуют профессиональные, квалифицированные военнослужащие, применяют высокоточное оружие.
И в трагедии с малайзийским боингом?
— Да. Система "Бук" (зенитно-ракетный комплекс) не показывает, что это за самолет. На экране видно просто точку. Я так понимаю, они захватили наибольшую цель, которую увидели, и по ней выпустили ракету. Сама установка "Бук", без системы радиотехнической разведки, имеет маленький фокус действия, максимально - 12 градусов. Поэтому они что первое захватили, туда и попали. Что было дальше, мы помним.
Смешно, что россияне пытались обвинить украинцев. Мол, наш Су- 25 мог сбить боинг. Любой летчик понимает, что штурмовик не мог этого сделать. Он летает только до 7 тысяч метров. А боинг сбили на высоте 11 тысяч, и скорость у него недостижима для штурмовика.
В сентябре 2014-го полеты украинской авиации прекратили из-за потерь и массового использования систем ПВО противником?
— Из-за этого также. На то время в каждом подразделении противника уже были такие системы. Их постоянно перемещали и фактически полностью закрыли ими воздушное пространство. В принципе, можно было преодолеть эти системы, авиаторов учат этому. Были бы большие потери, но если бы было нужно - мы бы выполняли приказ.
Вы лично осуществляли боевые вылеты?
— Да.
Что чувствовали?
— Ничего. Работа.
Это был ваш первый боевой опыт?
— Да.
Что это были за задания?
— Не могу об этом говорить.
Когда нужно применять авиацию?
— Сначала идет разведка, определяют место, где расположен противник. И первой, для уменьшения потерь наземных войск, задействуют авиацию. Потому что это высокоточное оружие. Очень эффектное и эффективное и для уничтожения противника, и для подавления его морального духа. 
Для уменьшения потерь наземных войск задействуют авиацию
А для повышения нашего?

— МиГ- 29 летал над оккупированным Славянском. Это была чисто психологическая атака. Нельзя было применять вооружение в городе. Разлет осколков был бы около 300 метров, там было бы массовое побоище. Чтобы отогнать людей от колонны нашей техники, выполняли пролеты над ней. Должны были показать своим, что о них не забыли, поднять им боевой дух.
Какие основные достижения авиации за время ее использования в АТО?
— Первое - деблокирование Краматорского аэродрома (апрель 2014 года). На территории было незначительное количество наших военнослужащих. А захватить его прибыло до 300 боевиков. Только применение авиацией оружия отпугнуло их.
В Донецкий аэропорт наши люди зашли также только благодаря авиации. Там тоже применяли оружие. У боевиков была истерика и - полный КамАЗ тел. 
В июле 2014-го украинский штурмовик Су- 25 был сбит российским истребителем.
— Да, это было возле Саур-Могилы. Но этот факт задокументировать не удалось, потому что российский самолет выпустил ракету с территории РФ возле украинско-российской границы.
В вашей бригаде были потери?
— Человеческих, слава богу, нет. В технике - да. Два самолета потеряли в июле-августе 2014-го. Первый сбили около Ждановки из ПЗРК, второй - за Луганским аэропортом, скорее всего, из новейшей российской установки "Панцирь". Выпустили восемь ракет за короткое время. У других комплексов ПВО нет в боекомплекте столько.
Трудно было терять технику. Сидеть, ждать и знать, что ничего не можешь сделать - вот худшее из всего. Сначала была информация, что один из пилотов погиб. Люди по два, а то и по восемь дней выходили из захваченной врагом территории.
Россияне на Донбассе испытывают вооружение?
— Скорее всего. Сделали полигон с Донбасса и тестируют новые образцы техники. Еще и утилизируют все то, что завалялось на складах.
Нужны ли сейчас активные боевые действия?
— Этот путь будет очень кровопролитен. Там много российской техники. Я думаю, Москва в таком случае опять введет войска и будет масштабное противостояние. Погибнет очень много людей.
Второй вариант - договоренности. Однако пока Путина не прижмут действительно чем-то важным, ничего не изменится. Для него такая ситуация выгодна. Мы теряем деньги и силы, держа на передовой большое количество войск.
Не бывает вечных войн. Любая когда-то заканчивается. Но на каких условиях? Нам нужно стоять на наших. Потому что любая уступка той стороне будет расценена как измена. Сколько людей погибло - больше 2500 военных и еще больше гражданских. Поэтому тот, кто пойдет на уступки - это будет политический труп.
У России также патовая ситуация. Если Путин уступит, он так же будет политическим трупом. А 40-тысячная вооруженная банда ползает по Донбассу, и ее куда-то нужно деть. Там собралась вся шваль, местная и российская. В России их никто не ждет. С той стороны стоит целая армия, чтобы они не разбежались по стране. Дали обезьяне гранату - теперь не хотят ее выпускать из клетки.
Некоторые эксперты говорят, что силы на границе Кремль накапливает для наступления на Украину.
— Чтобы армия могла продвигаться на территории противника во время масштабной военной операции, нужно подготовить запас, резерв, обоз. Надо сначала создать материальную базу. Такого на границе на сегодня не наблюдается. Российские войска там стоят, чтобы боевики не ринулись в сторону Урала или Краснодара. На Донбассе уже грабить фактически нечего, поэтому им нужно новое поле для наживы. 
Какой полученный в АТО опыт вы бы выделили?
— Раньше авиация не выполняла полеты ниже предельно малых высот. Было 200, 100, 50 метров. Но в АТО, исходя из ситуации, чтобы не попасть в зону поражения вражеской ПВО, авиация начала снижаться до высоты 5-10 метров. Такого в мирное время никто бы не позволил.
Были какие-то неожиданные проблемы?
— То, чему учили в мирное время, где-то не пригодилось. В реальных боевых условиях задачи выполняешь фактически на интуитивном уровне.
Большинство информации о применении авиации в АТО засекречено. Когда страна сможет узнать о своих героях?
— Думаю, часть данных рассекретят, когда закончится АТО. В Израиле летчики больше засекречены, чем Моссад (политическая разведка Израиля). И это правильно. Летчиков немного. Чтобы подготовить одного, нужно три-четыре года. А это время, которого в условиях современных боевых действий не будет. Мало научить пилота взлету-посадке. Сейчас не Вторая мировая, и боевые машины - очень дорогие. Современный самолет стоит миллионы долларов.
Сколько самолетов за времена независимости получили ВВС?
— Новых? Ни одного. Отремонтированные, модернизированные есть. Сегодня самолеты МиГ-29 изготовляют в РФ. Мы же не можем покупать их у агрессора. Если мы взяли курс на НАТО, то нужно равняться на их стандарты и на их технику. Это будет трудно, это будет дорого, но придется.
Какой боевой машине блока НАТО вы отдали бы предпочтение?
— Лучше всего, конечно, было бы закупить F-35 (истребитель-бомбардировщик последнего поколения американской компании "Локхид Мартин Аеронавтикс"). Только из-за того, что они у нас есть, никто бы к нам больше не полез. Этот самолет - целая система, которая ведет боевые действия фактически автономно.
У вас в бригаде были общие учения с войсками НАТО?
— Были. Пока что не боевые, а отработка с транспортными самолетами - чтобы понять их систему.
Уже наладилось взаимодействие с верхними штабами, а дальше сами военные быстрее найдут общий язык. Пока что важен языковой барьер. Немного летчиков знают достаточно хорошо английский, а в войсках НАТО он рабочий. В советской системе учили английскому так, чтобы его никто не знал. Сейчас молодые лейтенанты приходят уже со знанием языка.
Как вообще оцениваете натовскую систему?
— Положительно. К этому нужно двигаться. Пока что у нас где-то такая, как и в России - модернизированная советская.
Рано или поздно придется ее менять. Какой запас прочности у нашей модернизированной советской авиации?
— Где-то 10 лет.
Сколько нужно средств, чтобы заменить советские самолеты на новые?
— Это комплексное задание и не один миллиард долларов.
Ваша бригада участвовала в АТО очень активно.
— За полгода, с марта по сентябрь 2014-го, осуществила 110 боевых вылетов. Это второй показатель после штурмовиков. За сутки летчик мог иметь до трех вылетов.
Что изменилось у вас в бригаде за последние три года?
— В 2013-м бригаду планировали сократить и сделать из нее эскадрилью, то есть уменьшить вдвое. Общество до конца не понимало необходимость Вооруженных сил. Нас называли дармоедами. Сейчас сознание людей изменилось. Вырос авторитет Вооруженных сил.
Наибольший позитив - у нас появилась цель. Улучшилось обеспечение денежное, вещественное, материально-техническое. Увеличилась интенсивность подготовки летного состава. Вышли на уровень подготовки, о котором и не мечтали. До войны летчик имел 3,5 часа на год налета. Сейчас - минимум 20-30, в зависимости от класса летчика. Доходит и до 100 часов. А это, так сказать, ударная составляющая. Это все влияет и на моральное состояние военнослужащих. Люди верят в свои силы. И в то, что народ заботится. И государство уже, слава богу, повернулось к нам лицом.

Что можем противопоставить российской ПВО?
— Недавно состоялись испытания новой ракеты ПВО (ракетный комплекс "Гром"). Успешные. И вы помните, какую волну возмущения это вызывало в РФ. Работа длится. Потому что мы знаем о мощностях российской авиации, и этому нужно что-то противопоставлять, - говорит подполковник Александр Кухарук, заместитель командира по работе с личным составом.
Сколько внимания уделяют авиации натовцы?
— У них авиация сама не воюет. Там целая авиакосмическая система. Спутники, беспилотные системы сильно развиты, - продолжает замкомбрига. - Информация буквально за секунды попадает для оперативного решения в единый центр. Когда с момента выявления вражеского объекта до его уничтожения проходит 2-3 минуты (у нас это занимает до 30 минут), то это очень эффективная система. И это касается как воздушных, так и наземных целей. С такой системой отпадает необходимость наземных операций.
Недавний удар по авиационной базе в Сирии - подтверждение этому (7 апреля два военных корабля США выпустили 59 ракет "Томагавк" по авиабазе, с которой войска президента Башара Асада осуществили химическую атаку в провинции Идлиб. Повредили или полностью уничтожили 20% боевой авиации сирийской правительственной армии). Уничтожение самолетов прямо в системе железобетонного укрытия - это на 100 процентов эффективная операция. Если на базе остались 1-2 самолета, то ее можно считать уничтоженной. За считанные минуты и без человеческих потерь.
При последней операции в Ираке вооруженные силы США сделали упор на авиационно-космические силы. Морская пехота только зачищала города.
Есть ли сейчас стратегические планы задействования авиации в нашей войне?
— Однозначно. Продумывают разные варианты развития событий, наблюдают за ситуацией. Это моя субъективная точка зрения, но как только начнутся серьезные боевые действия, на территории Украины развернут контингент НАТО. И он будет активно участвовать в этих боях. Так просто нас никто не оставит. 
Откуда такая уверенность? Говорят о кризисе в НАТО, даже страны Балтии сомневаются, будут ли их защищать.
— До удара по Сирии многие также сомневались в НАТО. Эту мысль просто пытаются нам вложить в голову. Это - один из моментов информационной войны. Танки американские неспешно едут к восточным границам Польши и Балтии. И авиацию уже перебросили, постоянно расширяют контингент.
При надлежащем финансировании за сколько лет ВСУ будут готовы к вступлению в НАТО?
— Нас туда не будут тянуть. Здесь важно наше желание присоединиться. Если они увидят его - войдем в Альянс за полгода. Вы думаете, у Румынии, которая вступила в НАТО, армия лучше, чем у нас?
НАТО - это не мужской клуб. Это в первую очередь геополитическая организация. И здесь армия, ее качество, количество - это просто один из факторов. Вокруг него еще куча разных вопросов: отношения между странами, рычаги в мире, нарушение-не нарушение равновесия. А сейчас оно нарушено. Раньше Украина была в кругу геополитики России. А теперь этот рычаг пошел в другую сторону, и пришел момент, когда НАТО можно смело сказать, что Украина нам нужна. И это будет сугубо политическое решение.
Война на востоке - это один из моментов задержки вступления Украины в НАТО. В уставе Альянса сказано: в стране, которую принимают, не должно быть текущих конфликтов - межграничных, внутренних, любых. То же самое у Грузии с Абхазией или у Молдовы с Приднестровьем. Таким образом Россия пытается оставить эти страны в сфере своего влияния.
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.
Page generated Sep. 25th, 2017 08:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios